Легендарные железнодорожники

Войновский-Кригер Эдуард Брониславович

Биография

  • Годы жизни 1864 - 1933 гг.
  • Должность: Министр путей сообщения
  • Годы работы 1895 - 1916 гг.

Известие о назначении министром путей сообщения застало Войновского-Кригера в пути. В конце декабря 1916 г. он выехал в район Донецкого бассейна, где собирался обсудить с железнодорожниками и владельцами шахт план вывоза каменного угля, но 30 декабря вынужден прервать свою поездку и из Харькова возвратиться в столицу. На перронах вокзалов выстраивалось местное начальство, приветствуя нового министра. В Москве, правда, произошел конфуз. Из Серпухова поезд вышел с опозданием, о чем сообщили в управлении Московско-Курской железной дороги. Однако машинист, зная кого он везет, провел состав до Москвы с повышенной скоростью и прибыл к перрону Курского вокзала по расписанию. Министру долго пришлось дожидаться нового паровоза и бригады машинистов, чтобы продолжить путь в Петроград.

Эдуард Брониславович Войновский-Кригер родился в 1864 г. Получил образование в Петербургском технологическом институте, а затем в Институте инженеров путей сообщения. Трудовую деятельность начал в Инспекции императорских поездов, затем занимал ряд должностей по службе тяги и движения на Балтийской и Риго- Орловской железных дорогах. В 1895 г. назначается помощником начальника движения Юго-Западных железных дорог, а вскоре становится там же начальником службы тяги и подвижного состава. В 1906 — 1909 гг. работал в центральном аппарате Министерства путей сообщения, а с 1909 г. возглавил Ростово-Владикавказскую железную дорогу. С поста управляющего этой дорогой был призван в годы первой мировой войны на должность начальника Управления железных дорог Министерства путей сообщения. 15 апреля 1916 г. он сменил на посту товарища министра путей сообщения профессора H.Л. Щукина, известного своей научной и практической деятельностью в области паровозостроения. Современники отмечали, что Войновский-Кригер был одним из наиболее профессионально подготовленных деятелей для управления русскими железными дорогами, а на посту министра путей сообщения в его лице страна впервые за многие годы встретилась с человеком, прошедшим хорошую школу на всех этажах управления ведомством путей сообщения. К тому же в обстановке кризиса государственного управления трудно было встретить другого, более спокойного и уравновешенного, дипломатически корректного человека. Еще одним редким качеством Войновского-Кригера было то, что он умел четко формулировать задачи, которые ставил перед подчиненными, считался в правительственных кругах лучшим оратором, активно проповедовал политику правительства, умел находить общий язык с представителями различных политических течений.

Уже первые действия Войновского-Кригера доказали его порядочность, ведь в отличие от многих он не стал чернить своих предшественников. В беседе со своими ближайшими сотрудниками он подчеркнул, что намерен проводить курс, намеченный А.Ф. Треповым, что его цель удержать ведомство путей сообщения вне политики, что отвечало бы существу его деятельности, положению в государственном аппарате, роли и месту в экономической жизни. В отличие от многих императорских назначенцев, созывавших пресс-конференции и дававших интервью газетам уже в день своего назначения на министерскую должность, он собрал представителей прессы только после детального ознакомления с состоянием дел в ведомстве. В беседе с корреспондентами столичных газет Войновский-Кригер говорил, что никакого серьезного реформирования в ведомстве он делать в условиях войны не предполагает. В этой связи он собирался отозвать из Государственной думы подготовленный министерством проект реорганизации центрального и местных учреждений ведомства путей сообщения для существенной переработки в направлении децентрализации управления, и особенно заведования хозяйственной частью.

Новый министр был за перераспределение прав и ответственности в пользу округов путей сообщения.

Войновский-Кригер признавал слабость железнодорожной сети, недостатки се технического оснащения, из-за чего достигнуть "вполне благоприятных результатов ... в условиях военного времени невозможно". Хотя в 1916 г. железные дороги перевезли только минерального сырья значительно больше, чем в 1915 г., они, по словам министра, не могут удовлетворить всех запросов, ибо для нужд обороны выделено почти 50 % всех перевозочных средств. Что касается пассажирских перевозок, то они неизбежно будут сокращаться, так как значительная часть пассажирских вагонов отдана под санитарные поезда. Дополнительные трудности происходили из-за прекращения выпуска таких вагонов на всех отечественных заводах и на предприятиях союзников в Западной Европе. Усиливали трудности небывалые морозы и метели. Из-за холодов и длинных ночей сократилась производительность труда.

Войновский-Кригер вместе с тем не терял присутствия духа. Он предполагал достичь положительных результатов более точным распределением имеющегося подвижного состава, установлением гибкого графика перевозок тех или иных грузов. Министр высказался за расширение железнодорожного строительства и осуществление планов комиссии под председательством товарища министра путей сообщения И.Н. Борисова, которыми предусматривалось введение в строй ежегодно до 6000 верст. Приходилось своевременно решать вопросы увеличения числа выпускаемых вузами специалистов, строительства металлургических заводов, проведения изыскательских работ на трассах будущих железнодорожных магистралей. Войновский-Кригер считал, что заложенное в планах строительства новых дорог соотношение: 1/3 — частных железных дорог и 2/3 — государственных — является оптимальным.

Среди наиболее существенных мероприятий, проведенных Войновским-Кригером, — дальнейшее углубление связи Министерства путей сообщения и Ставки верховного главнокомандующего. 21 января 1917 г. Николай II утвердил Положение об управлении путями сообщения театра военных действий, которое было объявлено войскам 28 января 1917 г.

Согласно новому Положению, вместо Главного управления военных сообщений в Ставке образовывалось Управление военных сообщений театра военных действий, подчиненное начальнику штаба. При штабе создавалось Управление путей сообщения, подчиненное товарищу министра путей сообщения на театре военных действий и при штабах фронтов — Отделы путей сообщения фронтов. Кроме того, при начальниках военных сообщений фронтов предполагалось учредить Особые совещания по перевозкам на фронтах для составления планов перевозки военных грузов.

Товарищ министра путей сообщения на театре военных действий находился в Ставке. Подчиняясь министру путей сообщения, он в то же время был обязан принимать все меры для удовлетворения нужд армии в соответствии с указаниями начальника штаба. Возникающие разногласия окончательно разрешались по соглашению министра путей сообщения и начальника штаба Верховного главнокомандующего.

Войновский-Кригер пробыл на посту министра путей сообщения ровно два месяца. Начавшаяся революция не сумела сделать справедливый выбор между знающими свое дело специалистами и политически ангажированными чиновниками. Транспорт все более становился заложником политики, а порой и мелкого политиканства. После революционных событий 1917 г. Войновский-Кригер уехал за границу, вел там научную работу.

А. С. Сенин