Легендарные железнодорожники

Невский Владимир Иванович

Биография

  • Годы жизни 1876 - 1937 гг.
  • Должность: Народный комиссар путей сообщения РСФСР
  • Годы работы 1918 - 1919 гг.

Владимир (Феодосий) Иванович Невский родился 2 мая 1876 г. в Ростове-на-Дону в семье богатого купца И. И. Кривобокова (Владимир Невский — это его партийный псевдоним). Глава семьи, сын николаевского солдата, добился всего благодаря собственной инициативе и энергии. В семье наряду с необыкновенной религиозностью уживался купеческий разгул, жестокость и крайний демократизм. Отец, любя книги и ценя просвещение, враждебно относился к интеллигенции. Он хотел, чтобы его сыновья шли по его пути — стали коммерсантами. Вечно занятый делами, отец постоянно разъезжал по югу России, у него были парусные морские суда, рыбные промыслы, "соляное и угольное дело" и др. Воспитанием детей занималась мать. Она, по рассказу Невского, была необыкновенной женщиной. Не получив никакого образования, своей исключительной добротой, отзывчивостью, каким-то особым уменьем подходить к людям, жаждой помочь им стала той нравственной силой, которая подвигла ее детей на служение народу. Под ее влиянием Владимир Иванович, окончив 6-классное городское училище (уже после смерти отца), поступил в 1894 г. в гимназию, где обучались преимущественно дети торговых людей. В обучении было много формализма, и юноша охладел к занятиям, но много занимался самообразованием, создал кружок саморазвития, где читали Белинского, Добролюбова, Чернышевского и др. Среди кружковцев оказался сын ссыльного поляка-интеллигента, который заставил его задуматься над многими проблемами общественной жизни, подтолкнул к знакомству с рабочими, а затем и с социал-демократами. К моменту окончания гимназии в 1897 г. он вступает в социал-демократический кружок, а осенью этого же года поступает на естественный факультет Московского университета, где устанавливает связи с социал- демократической организацией. В 1899 г. его первый раз арестовывают и после заключения в Бутырской тюрьме высылают под надзор полиции в Ростов-на-Дону. Однако вскоре ему удалось вернуться в университет. Но в начале 1901 г. последовали новый арест и после 8-месячного заключения в Таганской тюрьме ссылка в Воронеж, где он создает партийную организацию на позициях "Искры". Скрываясь от жандармов, в разное время он принимал разные псевдонимы: Спица, Спицын, Колесников. Статьи в партийной печати подписывал как Вл. Язвин, В. Н. Васильев, В. Н-ский, Владимир Невский. В 1906 г. ему удается продолжать образование на математическом факультете Петербургского университета, но во время выпускных экзаменов в 1908 г. его снова арестовали.

В 1904 г. в Женеве состоялась первая его встреча с В. И. Лениным и Н. К. Крупской. По заданию Ленина он вернулся в Россию как агент Бюро комитетов большинства. При этом в письме А. И. Ульяновой-Елизаровой Н. К. Крупская отмечала, что "... Спица лучше всех, послан нами, страшно ценный человек. Его надо бы взять в комитет и назначить ответственным пропагандистом, отлично бы дело пошло".

В декабре 1905 г. В. И. Невский — делегат 1-й конференции РСДРП в Таммерфорсе, в апреле-мае 1906 г. - делегат IV (объединительного) съезда РСДРП. С 1910 г. вел партийную работу в Ростове-на-Дону, в Харькове, где в 1911 г. окончил университет, активно сотрудничал с газетами "Звезда" и "Правда". В 1913 г. Невский — член Русского бюро ЦК РСДРП, участник Поронинского совещания. С марта 1917 г. в Петрограде он ведет активную подготовку к вооруженному восстанию как один из создателей и руководителей военной организации при Петербургском комитете и ЦК РСДРП (б). В октябре 1917 г. его утвердили членом Петроградского военно-революционного комитета.

Участник Октябрьской революции А. Ф. Ильин-Женевский в своих воспоминаниях писал: "Переходя к личностям, нельзя не остановиться на двух работниках военной организации: Николае Ильиче Подвойском и Владимире Ивановиче Невском. Оба они как бы взаимно дополняли друг друга. Подвойский был главным организатором и вообще душою военной организации, Невский — главным и любимейшим солдатским агитатором- учителем. Невский как бы взрыхлял девственную почву политического сознания солдатско-крестьянских масс, а Подвойский засевал их семенами дисциплины и организации... Неутомимости того и другого можно было прямо удивляться. Можно смело сказать, что по крайней мере две трети всей работы лежали на плечах этих двух товарищей".

Военно-революционный комитет размещался в особняке Кшесинской. Только в июне 1917 г. в нем побывали тысячи делегатов с фронта и тыловых гарнизонов. Владимиру Ивановичу приходилось много писать в газеты. 15 октября 1917 г. Невский на заседании Петроградского комитета партии выступил с докладом, в котором, по его словам, исходил из того, что "назрел момент вооруженного выступления". В октябре 1917 г. Невский участвовал во взятии штаба Петроградского военного округа, Петроградского железнодорожного узла, Зимнего дворца.

После Октябрьской революции В. И. Невского назначили членом коллегии НКПС. В это время его главной заботой стала борьба с Викжелем, занявшим враждебную позицию по отношению к советскому правительству и требовавшим передачи ему управления железнодорожным транспортом. При активном участии В. И. Невского в декабре 1917 — январе 1918 г. был проведен Чрезвычайный железнодорожный съезд, поддержавший советское правительство. Съезд избрал Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников (Викжедор), членами которого стали В. И. Невский, А. С. Бубнов, А. Г. Рогов и др.

В связи с ухудшением здоровья М. Т. Елизарова возник вопрос о назначении нового наркома. Подавляющим большинством Чрезвычайный съезд выбрал наркомом В. И. Невского. На втором месте оказалась кандидатура А. Г. Рогова. Узнав о решении съезда, В. И. Ленин встретился с Невским и спросил его: "Все ли Вам равно, в каком чине работать на железных дорогах?". Невский ответил, что не только все равно, но было бы еще лучше, если бы его совсем отозвали из НКПС. Ленин сказал, что наркомом будет Рогов, а Владимир Иванович — его заместителем, и просил помогать новому наркому. 24 февраля 1918 г. эти назначения были оформлены постановлением Совнаркома.

В. И. Невский добросовестно выполнял свой служебный и партийный долг и указание "помогать новому наркому". Его деятельность была многогранной: совершенствование управления транспортом, борьба с разрухой на нем, привлечение к работе специалистов, повышение активности железнодорожников в подъеме транспорта, защита железных дорог от вмешательства в их работу многочисленных ведомств и организаций и многое другое. Под его редакцией возобновился выход журнала "Вестник путей сообщения".

Он разрабатывает проект декрета "О централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности". После выхода декрета большевиков обвинили в "повороте направо". Владимир Иванович выступил против этого обвинения с большой статьей в "Вестнике путей сообщения". В ней он разъяснил значение декрета, его необходимость: "Две основные мысли проводит декрет: ответственность руководителей и в центре, и на местах, снабженных всей полнотой власти, и борьбу с разрушительными силами на дорогах". В тяжелом положении транспорта, считал он, виноваты "наша безответственность, наше разгильдяйство, недисциплинированность, иногда просто преступное равнодушие к делу... мы бедствуем не только потому, что нас разоряют враги внешние... но и враги внутренние — это областничество, интересы своей колокольни... Только централизацией возможно добиться организации железнодорожного хозяйства не в интересах какой-либо области, а в интересах целого, всей Республики...

Вторым важным моментом декрета является борьба железнодорожников со всеми разрушителями транспорта... Все знают, как много теперь охотников заниматься транспортом — речь идет о комиссарах, эмиссарах, уполномоченных, чрезвычайных комиссарах, военных людях, которые, полагая, что они большие знатоки транспорта, захватывают вагоны, поезда, паровозы, станции, едут обязательно в салонах, несутся обязательно экстренными поездами... И вот борьбу с этим злом начал организованным путем декрет от 25 марта... он дает право железнодорожникам не исполнять нелепых распоряжений... и отстаивать это право вооруженной рукой, — декретом подтверждается право Комиссариата путей сообщения иметь свою железнодорожную охрану".

Руководителем Управления по охране путей сообщения стал В. И. Невский. Важным шагом по привлечению видных специалистов к работе по подъему транспорта явилось создание в июле 1918 г. Высшего технического совета НКПС. В состав его вошли известные ученые Н. Л. Щукин (председатель), Н. Б. Богуславский, Ф. Е. Максименко, А. Н. Митинский, В. Е. Тимонов, К. Ю. Цеглинский и др. На Высший технический совет возлагалось рассмотрение и разрешение "наиболее важных технических, научных и практических вопросов путей сообщения и проектов сложных сооружений на железных дорогах".

Назначение наркомом А. Г. Рогова оказалось неудачным. В мае 1918 г. его заменили П. А. Кобозевым. Однако у того не сложились отношения с Викжедором, и 26 июля 1918 г. Совнарком по предложению ВЦИК утвердил наркомом путей сообщения В. И. Невского.

Это было труднейшее время для нашей страны. Она находилась в кольце фронтов, лишилась трех четвертей территории, железнодорожная сеть, по сравнению с началом 1918 г., сократилась в 2 раза и продолжала сокращаться, более 40 % паровозов были в числе "больных", катастрофически не хватало топлива.

Значительно затрудняло работу железнодорожников большое число так называемых "экстренных поездов" и вмешательство различных организаций в их работу. В одном из своих выступлений В. И. Невский говорил: "Что такое экстренный поезд? Это поезд, который останавливает все остальные поезда, идет впереди всех поездов, уменьшает коммерческую скорость продовольственных и воинских поездов... Я сам был свидетелем случая, когда железнодорожник разговаривал по телефону о перевозках, а ему в это время угрожали револьвером. Я сам видел красноармейца, который подошел к аппарату, имея в руках неоспоримый мандат, и потребовал занять телефонный провод, и когда я спросил, что он хочет, то узнал, что он вызывал начальника соседней станции с тем, чтобы тот разыскал его товарища и потребовал прислать его трубку и старые штаны, которые этот воин забыл на предыдущей станции. Таких анекдотов сотни на каждой станции".

Ежедневно Владимир Иванович докладывал Ленину о положении дел на железных дорогах.

В сентябре 1918 г. Владимир Иванович совершил поездку по Рязано-Уральской, Московско-Казанской, Московско- Курской, Северной дорогам с тем, чтобы не по докладам, а на месте ознакомиться с состоянием дел. О начале поездки и ее направлении заранее никто не был оповещен.

Из приказа об итогах проверки видно, что в поле зрения наркома — состояние пути и мостов, мастерских и депо, станций, подвижного состава, организация движения воинских перевозок, материальное положение железнодорожников, работа комиссаров и управленцев, специалистов. В приказе отмечены успехи и недостатки в работе многих железнодорожников, в том числе самоотверженная работа комиссара Рязано-Уральской дороги С. Т. Ковылкина. Приказ заканчивался такими словами: "Обращаясь ко всем товарищам работать с еще большей энергией и преданностью, предупреждаю, что строго буду спрашивать за неисполнение долга именно с моих политических товарищей. Мы, выбранные народом и поставленные им у власти, должны быть безукоризненны, чисты и не только своим примером, энергией, твердостью, беспощадной борьбой с врагами Республики, где это нужно, но и человечностью, мягкостью, участием и помощью в нужде и горе, преданностью долгу и самоотвержением мы должны быть образцом для тех, кто выбирает нас.

Если это будет так, нам не страшны никакие ошибки и испытания".

Обязанностей у В. И. Невского в это трудное время все прибавлялось: в ноябре 1918 г. его назначили членом Реввоенсовета республики, 30 ноября 1918 г. он вошел во вновь созданный Совет обороны. На первом заседании Совета обороны В. И. Невскому пришлось выступать 10 раз. Накануне на железнодорожном транспорте было введено военное положение. 13 декабря 1918 г. Совет обороны принял постановление "Об упорядочении железнодорожного транспорта", которое запрещало "... вмешательство в техническо-распорядительную сторону железнодорожного дела со стороны пользующихся транспортом ведомств и... со стороны железнодорожно- профессиональных организаций, также возлагало общую круговую ответственность за задержку эшелонов и грузов, за злостные крушения на железных дорогах".

Осенью 1918 г. появилась новая задача — восстановление освобожденных железнодорожных линий. Одним из первых важных объектов был Сызранский мост через Волгу. К этой сложной работе привлекли специалистов, среди которых был профессор Московского института инженеров транспорта П. Я. Каменцев. Не сразу он пришелся "ко двору". Об этом рассказывал В. И. Невский, выступая на съезде совнархозов: "... Когда был послан на Сызранский мост один из учеников профессора Проскурякова... человек понимающий и знающий, но крайне робкий, само собой "саботажник" и "контр-революционер", то наш т. Ткаченко сделал не больше, не меньше, как то, что решил, что инженер ничего не знает, а что он знает гораздо больше, уничтожил работы инженера и стал строить сам, причем построил путь так, что когда бы поднялась вода, то этот путь залило бы. Правда, когда т. Ткаченко убедили, что построенный им путь заливается водой, то он, наконец, сознался что так дело делать нельзя. И теперь т. Ткаченко работает с этим инженером, и, судя по сведениям, работы идут хорошо". И они действительно шли хорошо — через Сызранский мост стали пропускать поезда 28 марта 1919 г. — на 18 дней раньше предполагаемого срока.

В своих многочисленных выступлениях В. И. Невский привлекал внимание к работе транспорта, просил увеличить поставки паровозов и топлива, поднять ставки оплаты труда железнодорожников.

Выступая на конференции Московского округа путей сообщения 22 января 1919 г. и уделив внимание состоянию подвижного состава и восстановлению железных дорог, Невский заявил, что большой вред делу управления наносят трения между НКПС и Викжедором, и поставил вопрос о роспуске последнего. Это выступление вызвало оживленные прения и критику в адрес НКПС и наркома. Некоторые ораторы указывали на недостаточную твердость и настойчивость самого наркома, говорили, что он "не использовал в полной мере принадлежащую ему власть", но поддержали его в вопросе о немедленном роспуске Викжедора.

В тот же день Владимир Иванович выступил с докладом "О транспорте" на заседании ВЦИК. Было принято решение о роспуске Викжедора, создании при Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) организации по ремонту подвижного состава, о направлении металлистов в железнодорожные мастерские. Постановлением ВЦИК от 16 февраля 1919 г. был образован политический отдел НКПС. В целях усиления вывоза продовольствия и топлива 8 марта 1919 г. Совнарком принял декрет о прекращении пассажирского движения с 18 марта по 10 апреля 1919 г.

В марте в Петрограде скончался М. Т. Елизаров. В. И. Ленин согласился с предложением Невского ехать на похороны в его вагон-салоне. В дороге между ними состоялась продолжительная беседа. Можно предположить, что во время ее Владимир Иванович сумел убедить собеседника в целесообразности освобождения его с поста наркома путей сообщения, и уже 17 марта 1919 г. было принято постановление ВЦИК: "Ввиду заявления тов. В. И. Невского о желании работать и отдавать свои силы главным образом партийной работе, ходатайство его о снятии с него обязанностей Народного комиссара путей сообщения принимается.

Народным комиссаром путей сообщения РСФСР назначается товарищ Леонид Борисович Красин".

По случаю ухода из НКПС В. И. Невский обратился с телеграммой ко всем железнодорожникам:
"Уходя на другую работу в широкие трудящиеся массы, позволяю себе выразить твердую уверенность в том, что товарищи железнодорожники все так же стойко, как и со мной, объединятся вокруг Народного комиссариата путей сообщения и его руководителя тов. Красина. Та тесная и деловая товарищеская связь, которая установилась между товарищами на местах и центром, будет с каждым днем крепнуть и расти, — и упорядочение и улучшение транспорта пойдет быстрыми шагами.
В лице тов. Красина железнодорожники приобретают не только испытанного и верного коммунистическим лозунгам товарища, но и опытного организатора и администратора".

В. И. Невский в 1919—1920 гг. — член президиума и заместитель председателя ВЦИК, в 1921 г. — ректор Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова, с 1922 г. — заместитель заведующего Истпартом ЦК РКП (б), в 1924 г. — директор библиотеки имени В. И. Ленина, член ВЦИК и ЦИК СССР. Он участвует в подготовке и издании собраний сочинений В. И. Ленина, является автором трудов по истории партии и российского революционного движения.

При поддержке А. В. Луначарского и Н. К. Крупской Владимир Иванович добивается выделения средств на строительство нового здания библиотеки, помогает специалистам библиотечного дела. Сам живет скромно, например по должности ему полагалась персональная служебная машина, но он попросил заменить легковую машину грузовой, чтобы использовать ее для перевозки книг, а сам ездил на работу на трамвае. Художник М. В. Нестеров предложил написать его портрет, но Владимир Иванович отказался.

Узнав в 1930 г., что в Кремле намечено снести Чудов и Вознесенский монастыри, В. И. Невский обращается с протестующим письмом к И. В. Сталину. "Разрушение этих памятников нецелесообразно по многим причинам, — писал он. — Прежде всего, это дивные произведения русской архитектуры XV—XVIII веков. В этом комплексе зданий имеются произведения Растрелли и Росси, русских мастеров XV в., удивительные фрески и архитектурные образцы невиданного совершенства... Не думаю, что французский пролетариат, взявши власть, стоял за разрушение Собора парижской богоматери или Лувра". К сожалению, это письмо не остановило разрушение монастырей.

В феврале 1935 г. В. И. Невский был арестован и в мае этого года приговорен к расстрелу. Владимира Ивановича реабилитировали посмертно в июле 1955 г. Дело по обвинению его было прекращено за отсутствием состава преступления.

Н.А. Зензинов