Советы ветеранов

Хабаровский региональный Совет ветеранов

Дорога, приведшая домой

О том, как строились станции и как помогал в работе спирт, вспоминают хабаровчане, отдавшие великой магистрали не один десяток лет.
С началом основного этапа строительства Байкало-Амурская магистраль сконцентрировала вокруг себя молодёжь со всего Советского Союза. С окончанием стройки кто-то вернулся на родину, кто-то остался жить в бамовских городах и посёлках. Хабаровск хоть и не относится к их числу, но тоже стал родным для многих строителей. Здесь есть даже целые бамов­ские дома.

Два таких дома находятся на улице Оборонной. Многие их жильцы отдали БАМу не по одному десятку лет. Вот ранним утром свежим воздухом вышел подышать Виктор Богдановский, работавший в те годы мастером погрузочно-разгрузочных работ группы заказчика строитель­ства БАМа. Из соседнего подъезда выходит Фёдор Гурченко, водивший по магистрали локомотивы.

– А Костя где? – спрашивает он у Виктора Алексеевича. – Пойду, позвоню ему.

Пока бамовцы собираются, своими воспоминаниями и впечатлениями от работы на магистрали делится член совета ветеранов эксплуатационного локомотивного депо Людмила Иванова, которая, кстати, и рассказала об этих уникальных домах. Ей нередко приходилось бывать в командировках, она стала свидетелем масштабных событий, таких как, например, строительство моста через Бурею.

Но вот Константин Паршин присоединился к компании и первым взял слово.

– Я окончил факультет «Строитель­ство железных дорог» в ХабИИЖТе. На БАМ попал по распределению, – вспоминает он. – В 1976 году начал работать в управлении механизации треста «Мосто­строй‑8». Ближе к окончанию строительства пригласили работать начальником производственного отдела треста «БАМтрансстрой».

Константин Михайлович отработал на  Байкало-Амурской магистрали больше 20 лет. Он принимал участие в возведении мостов через Зею и Бурею, на его глазах строилась станция Ургал. Можно считать, что станция Солони – от первого колышка и до последнего кирпича – возводилась под его надзором.

– Солони строил «ТаджикстройБАМ», а меня направили в качестве инспектора технического надзора группы заказчика, – рассказывает Константин Паршин. – В Таджикистане тогда возводили большую ГЭС, и многие строители, направленные к нам, свою работу знали. Отношения с ребятами были самые хорошие, те годы вспоминаю с особой теплотой.
Константин Паршин и Виктор Богдановский не просто соседи, они много лет вместе работали в группе заказчика.

Фёдор Гурченко приехал на БАМ летом 1979 года. На тот момент за его плечами были уже 15 лет стажа работы в локомотивном хозяйстве.

Несмотря на непростые времена и условия работы, Фёдор Иванович тоже вспоминает БАМ с теплотой.

– Приходилось работать даже в 65-градусный мороз. Выезжаешь из Тынды при такой температуре и приезжаешь в Сковородино, где всего 45 градусов, – рассказывает он. – Выходишь отцеплять локомотив, и кажется – так тепло.

Морозы научили машиниста некоторым хитростям в работе. Фёдор Иванович всегда старался, чтобы у него в запасе было несколько литров спирта, используемых далеко не по тому назначению, о котором можно подумать в первую очередь.

– Спирт помогает тормозной системе тепловоза хорошо работать в крутые морозы, – объясняет Фёдор Гурченко. – Он отлично собирает воду, воздух очищается и тормоза работают без сбоев.

Бамовцы вспомнили немало интересных подробностей из времён грандиозной стройки: одни смешные, другие грустные, третьи – о несправедливости. Но ни один из них не пожалел о том, что БАМ был в их жизни.
Татьяна Щербаченко, газета «Дальневосточная магистраль»

Новости