Новости

Подобрать ключ к душе человека

Светлана Рогова – клинический психолог, работает в проектах Фонда «Почёт» уже два года
Мы поговорили со Светланой о том, что ее держит в профессии, почему она выбрала геронтологию и какие проблемы волнуют людей старшего возраста. 

Светлана Николаевна, как вы оказались в профессии?

С.Р.: В юности я считала, что меня манит необычность и даже загадочность этой специальности. Сейчас, после 35 лет работы, я понимаю, что все иначе –  я пришла в психологию для того, чтобы больше понимать себя и других, раскрывать секреты профессии. Я очень благодарна работе, потому что она сопровождает меня всю жизнь. Чем дольше я живу, чем глубже я в нее погружаюсь, тем больше узнаю себя и делаю вывод, что самопознание не имеет границ. Меня это интригует, это интересно.

Почему решили присоединиться к работе со старшим поколением?

С.Р.: Я поняла, почему выбрала геронтологию, когда работала психологом в доме-интернате для пожилых. Изучая их истории, я научилась тому, как не нужно стареть. Иногда мотивация работает от страха - когда ты четко знаешь, чего ты боишься, ты можешь понять, чего ты хочешь. И я поняла какой старости я хочу. Это стало мощным импульсом на более осознанное построение отношений с моими детьми и потомками.

Однажды на конференции я познакомилась со Светланой Журавлёвой – сотрудником Благотворительного фонда «Почёт». Она предложила вместе поработать в проектах Фонда. Так я попала в «Зачётные каникулы», стала вести лекции в «Онлайн-клубе» и проводить индивидуальные консультации.

Вы работаете уже два года в проектах Фонда. Что – это изменилось в вашей деятельности за это время?

С.Р.: Приведу несколько примеров. На «Зачетных каникулах» в первый год было сложно собрать аудиторию, найти подход и внедрить методики - не все участники принимали формат сессионно-лекционных занятий. Люди самодостаточные, ничего не спрашивали, а кто-то просто не знал, что можно спросить. Были и такие ветераны, кто настороженно относился к психологии. 

На второй год практика показала, что на проект собрались люди, по большей части продвинутые в этом смысле. Пенсионеры начали смело вовлекаться в процесс. Занятия проходили не совсем в академической форме: я использовала притчи и метафоры, в которых каждый присутствующий слышал что-то о себе и усваивал урок. Это происходило без назидания, что очень важно при общении со старшим поколением.

В «Онлайн-клубе» я заметила следующее: если раньше у меня на занятиях было 7-10 человек, то сейчас стабильная группа из 25. Эти люди остаются и задают вопросы. Для меня, как для психолога, важно, чтобы слушатели задавали вопросы – это говорит о том, что у человека есть желание разобраться, углубиться в суть проблемы, а, значит, он готов к изменениям.

Сначала этого года я провела 35 личных консультаций. Кому-то удалось разрешить свои трудности уже после первого сеанса, кому-то потребовалось больше времени – все зависит от ситуации, с которой обращаются пенсионеры. Я считаю, что это хороший результат.

Что беспокоит старшее поколение? Какие темы вы разбираете в рамках личных консультаций?

С.Р.:  Семейные психолог должен быть осведомлён по многим жизненным темам, чтобы оказать качественную помощь. Запросы от пенсионеров поступали разные, но чаще всего связанные с семейными взаимоотношениями. 

Бывают простые темы для меня, как для специалиста, например, как построить отношения с детьми и внуками. Поднимаются вопросы здоровья детей с заболеваниями различной сложности. Ко мне можно обратиться, когда есть зависимости у взрослых детей –  родители волнуются, потому что не знают, как правильно себя вести в этой ситуации. Иногда пенсионеры просто делятся своими страхами.

На первой консультации я всегда стараюсь дать инструмент для решения проблемы, чтобы человек сразу мог привнести положительные изменения в ту ситуацию, в которой он оказался. Я многому училась и использую разные практики в работе. При общении с человеком я всегда стараюсь подбирать нужный ключ.

Почему важно продолжать эту работу? Насколько это помогает старшему поколению?

С.Р.: Когда я говорю о качестве жизни старшего поколения, я всегда подразумеваю их успехи в отношениях с другими людьми. Пока мы учимся новому, хотим узнавать себя, отдавать и делиться с другими людьми – мы нужны. И это нормально! И это здорово! Между нами, людьми, всегда должен происходить обмен.

На лекциях я стараюсь не просто трактовать какую-то истину, о которой участники могут прочитать сами, а показать, что в этом вопросе я – дока, и мне можно доверять. 
С возрастом меняться сложно – чем старше мы становимся, тем больше себя ограничиваем. Так работает механизм защитной реакции. Нам сложно признавать ошибки прошлого и менять устоявшиеся модели поведения, даже когда этого требует сама жизнь.

Главное, помнить, что иногда достаточно 2-3-х встреч, чтобы разрешить проблему, которая тревожила человека. Это единичный случай, когда через время этот человек возвращается и говорит: «Здравствуйте, Светлана Николаевна! Столько времени прошло, давайте еще поработаем». Так почти не бывает, потому что после работы с психологом человек начинает жить другой жизнью! 

Поделиться в социальных сетях:

2023 – Год здоровья в ОАО «РЖД»